Категория / Интервью

21.09.2020

Франко Драгоне о том, как его шоу в Лас-Вегасе повлияли на его карьеру

В рамках нового еженедельного веб-сериала, выпущенного с целью сбора средств для поддержки индустрии развлечений Лас Вегаса, в первом эпизоде ​​иллюзионист Крисс Энджел (Criss Angel) встречает Франко Драгоне (Franco Dragone), всемирно востребованного художественный руководителя, покорившего сердца международной аудитории.

В свете продолжающейся пандемии коронавируса самый знаменитый и уважаемый режиссер Франко Драгоне не случайно собрал творческих людей со всего мира, которые разделяют общие ценности и раскрывают тонкости и нюансы своей работы в Лас-Вегасе.

«Лас-Вегас изменил мою жизнь. Несмотря на то, что я в настоящее время нахожусь в Европе, я внимательно слежу за тем, что там происходит», — говорит Драгоне. «Я не могу оставаться в стороне, закрывая глаза или пассивно игнорируя то, что происходит, в то время, когда наши друзья и коллеги, профессионалы в сфере развлечений, нуждаются в помощи. Каждое утро я просыпаюсь с решимостью изменить ситуацию к лучшему, изменить мир и помочь другим. Вы не можете изменить мир в одиночку, поэтому я благодарен людям, которые приняли мое предложение и подключились к нашей активности. По крайней мере, мы попробуем и посмотрим, что из этого выйдет».

Вы знаете Франко Драгоне как культового режиссера, творческого гения, который руководил Cirque du Soleil во время золотых десятилетий в качестве креативного директора многих популярных шоу, таких как Le Cirque Réinventé, Nouvelle Experience, Saltimbanco, Quidam, Mystère, Alegria и O, которые получили всемирное призвание. Более поздние работы в Лас-Вегасе также включают в себя шоу Селин Дион A New Day и Le Rêve. Мы же сосредоточим внимание на другом из ключевых периодов его жизни: на том, что вдохновляло карьеру Франко с самого начала.

Я стремлюсь повысить уровень счастья людей и принести миру больше радости. В любом случае, это отличный шанс для людей забыть о неизбежности смерти и коснуться вечности

В отличие от его выдающейся карьеры в мировой индустрии развлечений, Франко Драгоне родился в небольшой деревне на юге Италии. Когда ему было шесть лет его семья переехала в Бельгию, где он и вырос. «Я рос в довольно скромной и простой семье (скромного социального происхождения), мой отец был рабочим. Я не мог даже представить, что буду заниматься театром и актерским мастерством и зарабатывать этим на жизнь», — говорит Драгоне. «Тем не менее, даже будучи маленьким ребенком, я умел направлять свою изобильную энергию на творческие занятия, которые меня захватывали и прогоняли скуку. Я помню, когда мне было шесть лет, моя мама ушла по делам, оставив меня дома одного. Когда она вернулась, она застала меня строящим поезд из наших стульев». Франко был ребенком с богатым воображением и бесконечно изобретательным в создании историй и образов. В конце концов, Франко поступил в колледж, где познакомился с несколькими учителями, которые кардинально изменили его жизнь. Именно в то время он ворвался на художественную сцену, и театр стал центром его жизни.

Драгоне продолжает: «Я начал невольно/случайно играть, а затем, поскольку им нужен был режиссер, я стал режиссером. Но это всегда было бессознательно: я скорее избегал скуки и делал свою жизнь немного лучше, чем она была на самом деле. Таким образом, я стремлюсь повысить уровень счастья людей и принести миру больше радости. В любом случае, это отличный шанс для людей забыть о неизбежности смерти и коснуться вечности».

Одно из величайших приключений, которое определило дальнейшую карьеру Франко, стал период жизни в Монреале, и, в частности, работа в Cirque du Soleil, который сделал его всемирной иконой. Драгоне погружается в прошлое, раскрывает свой путь от любительской драматургии, преподавания в цирковой школе до погружения в мир Cirque du Soleil. «Я переехал в Монреаль, в Квебек под влиянием момента. Я знал, что есть театральная труппа, которая ставит такие же постановки, что и я в Бельгии, — с любительскими, непрофессиональными актерами. Однажды в 1985 году Guy (прим. — Guy Laliberte) спросил меня, могу ли я поставить шоу для Cirque du Soleil. Он меня зацепил/заинтриговал, и я согласился без малейших колебаний. Мы начали это путешествие как новички и понятия не имели, что из этого получится. Очень скоро я начал осознавать, что мы начинаем новую, оченьважную главу нашей жизни», — вспоминает Драгон. Они действительно перевернули мир циркового искусства. «Мои друзья в Монреале и Cirque du Soleil по-прежнему очень мне дороги. Сегодня, когда мы смотрим на смелые и дерзкие проекты, которые привносят свежий подход в индустрию развлечений, я могу честно сказать, что всем обязан Гаю, Жилю и Даниэль. Мы создали это вместе — от небольшого сообщества в Квебеке до целой собственной индустрии развлечений — одного из крупнейших в мире производителей шоу с более чем 5000 сотрудниками».

Лас-Вегас стал поворотным моментом в карьере Драгона. Он восхищается увиденным в Лас-Вегасе: «Я хорошо помню, как мое сердце екнуло, когда я впервые увидел шоу Зигфрида и Роя (Siegfried & Roy) в Мираже. Я смотрел с трепетом, думая, что никогда не видел такого волшебства, такого театра, постановки такого масштаба: такой грандиозной, но изысканной. Это был действительно уникальный пример симбиоза вкуса, изысканности, очарования и мейнстрима. Это простое уравнение из двух слов — изысканность и мейнстрим — навсегда останется парадигмой идеальной концепции».

«Когда Стив Винн привел меня в центр Лас-Вегаса и начал рассказывать мне захватывающие истории о Фрэнке Синатре, они меня заворожили. Маленький мальчик из маленькой итальянской деревушки внутри меня не мог поверить, что ему повезло увидеть всю эту магию и приблизиться к тем сценам, которые до этого я видел по телевизору и мог только представлять их у себя в голове», — говорит он.

Именно там они начали работать над Островом сокровищ — в то время, когда Лас-Вегас начал превращаться в ориентированную на взрослых версию Диснея. «Когда я начал работать с Цирком в Монреале, я чувствовал, что это, мягко говоря, решающий момент в истории. Когда у нас была возможность поработать в Лас-Вегасе, я чувствовал то же самое — мы были частью чего-то значительного в истории человечества».

Представьте себе, что во время ланча к вам пришла отличная идея, которая стала громким успехом. Так случилось с эффектным феноменом под названием Mystère. Однажды в 1993 году Франко и сценограф Мишель [Крет], встретились за обедом в греческом ресторане в Лас-Вегасе. Здесь и зародилась сюжетная линия, которая изменила всю концепцию и подход к шоу. В одном из самых успешных шоу Mystère есть что-то, что вызывает трепет и восхищение уже на протяжении 27 лет. «Одна из идей, которые я помню, — это идея разлетающихся штор, — вспоминает Драгоне. Одним из ключей к успеху Mystère было обращение к языку эмоций и образов, которые имеют мало общего со словами, которые мы используем в повседневной жизни. «Создаете ли вы шоу, сочиняете музыку или рисуете картинку, вы не можете отрицать, кто вы есть: мы своего рода приемники, на которые влияет окружающий нас мир. Представьте себе ребенка, который улыбается, улыбается, улыбается и внезапно начинает плакать. Мне нравятся такие эмоции. Когда я работал в Цирке, мы не использовали никаких диалогов. Я пытался найти что-то универсальное, выходящее за рамки словесного языка, языка, который очень загадочным образом затрагивает людей. Я до сих пор считаю, что есть один универсальный язык — образы. Это отличный способ общения с аудиторией, он дает зрителю пространство для воображения, оставляет место способности людей создавать собственное видение в рамках шоу. Я не хочу выглядеть или звучать претенциозно, но, на мой взгляд, поэзия также дает читателям возможность найти собственное видение, использовать свое воображение и поразмышлять о своей жизни», — говорит он.

Религиозный аспект заметно присутствует почти во всех шоу Dragone. «Для меня шоу как зеркальный шар. Практически во всех своих постановках я использую зеркальные шары, потому что это мой тотем, талисман, шаманский амулет. Его поверхность состоит из сотен граней с зеркальной поверхностью. Таким образом, у каждого зрителя в зале есть кусочек зеркального шара, отражающий его жизнь. Таким образом я стараюсь разговаривать с публикой, где бы мы ни показывали шоу».

«Приступая к новому шоу, мы все начинаем с желания или интуиции. В современном мире горячо обсуждают способы достижения осознанности и медитации. В нашем случае у нас есть пункт назначения, но мы не можем найти слова, чтобы описать и объяснить это», — добавляет Драгоне, все еще находясь в приподнятом настроении после разговора о своем шоу O. «Что-то, с чем мы должны были быть осторожными, — это ослепление целью. Работая над сценой или произведением, нужно всех брать с собой и не бояться добраться до места назначения. Вам нужно подталкивать и направлять людей, побуждать их увлекаться и уметь справляться с сомнениями и неуверенностью».

Селин Дион пригласила Драгоне для своего предстоящего шоу A New Day, которое пять лет проходило в Колизее в Caesars Palace в Лас-Вегасе. Оно стало одним из самых успешных шоу резиденции за все времена, собрав почти три миллиона человек на 717 шоу. Вскоре Франко Драгоне начал работать над постановкой Le Rêve в казино-курорте Wynn в Лас Вегасе. «Когда в 2005 году открылся Le Rêve в Вегасе, публика не была готова к чему-то столь авангардному и смелому. Я пытался разрушить границы в нашей позиции по отношению к таким понятиям, как расизм, гомосексуализм, ксенофобия и гендерные аспекты. Однако мне до сих пор нравится эта версия, хотя она была слишком мрачной и недостаточно развлекательной и игривой для того времени», — говорит он.

Даже если эффект шоу не такой как ожидалось, Франко Драгоне всегда сохраняет свое творческое воодушевление. «Удовлетворение, которое вы получаете от создания шоу, дает вам энергию для следующего. Раньше я говорил, что делаю новое шоу, чтобы решить проблемы предыдущего шоу, но на это может уйти не одна жизнь. Самая опасная вещь — это когда шоу становится успешным и вы перестаете работать над его улучшением, а неудачный опыт заставляет вас работать еще больше», — говорит он.

Драгоне признает, что когда дело доходит до последнего дня репетиций и приходит время открывать двери для публики, ему всегда немного грустно: «К сожалению, это не самое приятное видеть меня на премьере, потому что обычно мне грустно, потому что момент вдохновения и творчества уже позади, но я делаю счастливое лицо, которое, может быть, таково, какова жизнь. Жизнь может быть творческой и трагической комедией. Лучшие дни — это те, которые я называю “встряхивание сцены”, когда все работает иначе, и я чувствую вдохновение и творчество, как будто это дар богов».

Тем не менее, у Франко Драгоне есть поклонники во всех творческих кругах, и неудивительно, что есть множество тех, кто пытается копировать и повторять его стиль и концепции. Но как он к этому относится? «Идеи — это то, чем вы можете бесплатно поделиться с другими. Но важно то, как идея воплощается в жизнь. Меня расстраивает и оскорбляет то, что мне приписывают идею, реализованную другими, дешево и низкопробно, или же не с теми смыслами, которую я вкладывал в нее».

Драгоне имеет тенденцию читать и перечитывать писателей, которых он обожает, и, прежде всего, “Пустое пространство” легендарного театрального деятеля Питера Брука. Что ему больше всего нравится в этой книге? «Книга учит меня смотреть на пространство не в контексте театра, а в любом пространстве, в котором можно рассказать красивую историю. Подобно тому, как книга или радио позволяют человеку представлять историю, важно, чтобы пространство позволяло аудитории вообразить и визуализировать свою собственную историю», — говорит он.

Здесь мы обращаем наше внимание на аудиторию и на то, как она менялась на протяжении десятилетий. Как изменилась публика сегодня по сравнению с его первым выступлением в Вегасе? «Конечно, в течение последних 15 лет технологии всегда использовались в производстве шоу, чтобы рассказывание историй аудитории было еще более впечатляющим. Однако, поскольку аудитория, инвесторы и продюсеры знают о тенденциях на YouTube и в жизни, можно ожидать включения в шоу самых инновационных технологических решений. Я считаю, что важно не быть в тренде, поскольку это короткое слово и любой тренд быстро проходит. Лучше, чем у публики и у продюсеров всегда было желание великого видения. Это позволит нам вводить преображаться и вводить новшества в долгосрочной перспективе».

Забегая вперед, мы задаемся вопросом, что Франко Драгоне готовит на будущее. «Я чувствую, что для того, чтобы оставаться на связи с миром и аудиторией, я должен быть умным рассказчиком. Один из способов для режиссера — быть зрителем шоу, собирать и объединять идеи и технологии», — объясняет он. «Для меня технология — это та же идея, что и когда я в детстве использовал стулья для создания своего поезда. Мне всегда интересно разбираться в технологиях, чтобы использовать их по-новому».

Драгоне признается: «Я никогда не смогу отблагодарить Гая, Жиля, Дэниела, Стива и всех моих друзей, поскольку все они дали мне возможность стать художником. Я был бы ничем без этих людей, и это не лесть», — он делает паузу, а затем добавляет: «В Италии в конце Commedia dell’arte появляются только два персонажа: один приветствует публику, а другой присоединяется к нему и говорит: «Спасибо, дамы и господа, что присоединились к нам сегодня вечером. Надеемся, что вы получили удовольствие и мы надеемся, что вы вернетесь снова».

Адаптировано и отредактировано Анна Хан из первого эпизода веб-сериала Las Vegas Creators United, представленного в виде онлайн-интервью с Франко Драгоне, опубликованного на YouTube